День города на Неве

25.05.2018

Среди проспектов шумно-длинных,
Средь улиц новых и старинных
Вниманье Думы приковал
Екатерининский канал
О нем опять заговорили
Опять ругают и бранят,
И обвинений целый ряд
На старичка вновь навалили?
Уймитесь, право. господа
И пощадите хоть года.

Со страниц петербургской прессы начала XX века.

 

Что такое для Петербурга его реки и каналы? Сейчас это, несомненно, неотъемлемая составляющая художественного облика города. Ажурные решетки, легкие висячие мосты, каменные солидные набережные, запах воды – все это Петербург, и без этого он был бы менее живым и обаятельным.

Сейчас реки и каналы Петербурга – только место отдыха и прогулок, но раньше к ним было чисто утилитарное отношение. Все водные артерии использовались как транспортные пути – по ним перевозили грузы, по ним шныряли суда легкого финляндского пароходства, доставлявшие пассажиров в различные районы города. На них устраивали склады дров и сена, торговали рыбой с живорыбных садков, курицами и яйцами с настоящей куриной фермы на барже, пришвартованной в районе Мучного моста. На баржах жили, на льду рек и каналов устраивали катки, где в начале XX века проходили одни из первых матчей по хоккею.

Вода очень широко использовалась в быту до появления в Петербурге водопровода (строительство его начинается только в 1860-х годах). Воду для нужд горожан брали из ближайших водоемов, отсюда же брали лед для домовых ледников. И все было бы замечательно, если бы не одно «но» – в Петербурге вплоть до 1920-х годов не было нормальной канализации и все сливалось в эти же реки и каналы. Естественно, это приводило к их ужасному загрязнению, распространению инфекционных желудочных заболеваний, так как приучить горожан кипятить воду было очень сложно.

Самым неопрятным среди всех городских каналов был Екатерининский, который сейчас, благодаря своим мостам и необычной затейливой трассе, кажется самым романтичным и живописным. Но во второй половине XIX века его иначе как «канавой» и не называли. По сведениям городской санитарной комиссии, вдоль канала отмечалось самое большое количество случаев инфекционных заболеваний. С середины XIX века и у петербургских предпринимателей, и у городских властей стали появляться проекты решения этой проблемы, и были они весьма радикальны – канал засыпать. Одним из первых проектов был проект, названный по именам своих авторов – Мюссарда-Бенуа-Повалишина-Бурова, который появился в 1869 году и был даже одобрен на Высочайшем уровне. Авторы проекта предлагали засыпать канал и на его месте построить проспект имени императора Александра II, в названиях которого отразились бы успехи царствующего императора. Отдельные участки назывались бы Кавказский и Туркестанский – в честь присоединения этих территорий; Крестьянский, Земский, Гласный, Судебный – в честь Великих реформ. По новому проспекту, соединившему набережную Невы и окраинные на тот момент районы города, должна была пойти конка.

Вдоль новой магистрали были бы посажены деревья для прогулок петербуржцев. Этот проект должен был решить массу городских проблем: оздоровить центральную часть города, способствовать развитию отдельных районов, стать улицей-дублером Большой Садовой улицы. Особо отмечались в проекте зеленые насаждения, которые давали бы возможность отдыхать на природе неимущим петербуржцам, не имеющим возможность летом выехать на дачу. Мосты предполагалось перенести в другое место. Проект долго обсуждался в Министерстве внутренних дел, а затем был передан на рассмотрение в городскую Думу, которая как глава городского хозяйства должна была решить судьбу проекта. Рассмотрение дела состоялось только в 1872 году. И Дума проект отклонила, посчитав его слишком дорогим и совершенно не нужным. Дума заявила, что вполне можно обойтись очисткой канала.

Но история на этом отнюдь не закончилась. Свои намерения Дума так и не выполнила, и канал продолжал благоухать на всю округу. Проекты засыпки канала поступали со всех сторон. Дума опять совершено серьезно обсуждает вопрос о засыпке канала в 1903 и в1910 годах. О засыпке канала говорили как о решенном деле, гласный городской Думы А. Н. Никитин говорил, что безжалостная эволюция требует засыпки пережившего свой век Екатерининского канала и что новое поколение поедет по проспекту Александра II. Под угрозу уничтожения в 1908 году попала и другая водная артерия – Лебяжья канавка. Ее собирались засыпать, чтобы расширить трамвайные пути вдоль Марсова поля. Но за оба искусственных протока заступились первые петербургские градозащитники – Комиссия по описанию и изучению Старого Петербурга при Обществе архитекторов-художников, в состав которой входил, пожалуй, весь свет петербургской интеллигенции. Они рассматривали эти каналы не как гидротехнические сооружения, а как исторические памятники своей эпохи. И городская Дума опять отклонила проект засыпки канала, в очередной раз пообещав построить цивилизованную канализацию. Ехидная «Петербургская газета» живо откликнулась на решение Думы и ее очередные обещания – в 1910 году на ее страницах появилась карикатура, на которой городской голова И. И. Глазунов-младший изображен подкармливающим микробов, высовывающихся из канала и приговаривающим: «Милые мои микробчики … век с вами не расстанусь».

Казалось бы, вопрос был решен, идея уничтожения канала оставлена не была. Мы увидим проспект на месте канала и на проекте постройки дублера Невского проспекта 1912 года, предложенного Ф. Е. Енакиевым и Л. Н. Бенуа.

К 1917 году городская Дума подготовила проект строительства в Петербурге метрополитена и здесь каналу была приготовлена новая роль – предлагалось осушить канал, а его русло использовать как тоннель метро с неглубоким залеганием путей. Но начались революционные события и, к счастью, стало не до засыпки каналов.

Возможно, если бы канал был уничтожен, мы бы уже привыкли к улице на его месте и воспринимали бы ее как должное, но сейчас, прогуливаясь вдоль канала Грибоедова (бывшего Екатерининского), понимаешь, что представить себе Петербург без него было бы невозможно.

 

Автор статьи: Сухорукова Анна Сергеевна, кандидат исторических наук, доцент кафедры исторического регионоведения, автор онлайн — курса «История и культура Санкт-Петербурга и Ленинградской области»